• Цитата

    Делай что должен, и будь что будет hohag.com
  • Алихан Хоранов

    Есть такое расхожее мнение, что в этой культурной и цивилизованной стране весь криминал от кавказцев. Объясняется все просто — врожденной склонностью кавказцев к беспределу и беззаконию. Особенно популярной эта тема становится на волне обострения циклов националистов и некоторых СМИ. Надо признать, доля правды в этих заявлениях есть, но только доля. Правда, как это часто бывает, немного сложнее.

    По криминальной статистике, особенно в тех пунктах, которые касаются преступлений против личности, Кавказские регионы находятся внизу общероссийского списка, как по общему количеству преступлений, так и по тяжким и особо тяжким статьям. Исключение составляют статьи, связанные с террористической деятельностью, оборотом оружия и экономическими преступлениями.  Статистика преступлений по регионам, цифра указывает место региона в общероссийском списке:

     

    Регион Общее Особо тяжкие Тяжкие Оружие
    КЧР 80 80 78 8
    КБР 73 79 54 5
    Осетия 77 77 66 6
    Ингушетия 82 69 82 9
    Чечня 83 83 83 48
    Дагестан 81 73 81 7

    Источник crimestat.ru

    В самых «опасных» и криминогенных регионах России есть селения, где десятки лет не было убийств, не связанных с ведением боевых действий, которые выделяют в отдельную категорию, а также разбоев с применением насилия и других тяжких преступлений против личности. Это, конечно, не вписывается в типичные представления о Кавказе. В то же время, таким же безусловным фактом является то, что находясь в России кавказцы часто представляют собой полукриминальную среду или  же просто криминальную, у кого как сложится.

     

    krim_identify

    Так в чем же дело? Почему в кавказских республиках совершается преступлений  меньше, чем в среднем по России, но от криминального имиджа этим же республикам не отмыться, наверно, никогда?

    Так в чем же дело? Почему в кавказских республиках совершается преступлений  меньше, чем в среднем по России, но от криминального имиджа этим же республикам не отмыться, наверно, никогда?

    В нашем понимании есть четкое разграничение нравственного правового поля, основанного на системе «хорошо-плохо», которым мы регулируем отношения друг с другом, и формального, закон которого мы не уважаем и всячески пытаемся им пренебречь. Иногда эти поля совпадают, иногда различаются. Это положение основано, в первую очередь, на том, что у горцев никогда не было централизованной власти и органов суда, кроме советов старейшин(ныхас) и шариатских судей. Поэтому любой закон или кодекс, принятый абстрактным парламентом за тридевять земель воспринимается не иначе как инструмент принуждения, как несчастье или стихийное бедствие, от которого нужно держаться подальше. Из этого получается два следствия:

    Первое. Дома, среди своих, действует мощный рычаг традиционного уклада, который ограничивает насилие. От этого рычага у нас сейчас остался только «худинаг», а раньше, в старые добрые времена, беспредельщиков либо уничтожали на месте, либо прогоняли прочь (хъоды) из нормального общества, что означало тоже верную смерть. Этот вековой уклад конечно не может исчезнуть легким движением руки, и сейчас мы еще ощущаем на себе его благотворное действие.

    Второе. Проявить удаль и отвагу в традиционном обществе можно только в походе, в какой-нибудь хищнической вылазке, в общем где угодно, но только не дома. Мир таким образом делится на своих, в отношении которых работает «хорошо-плохо» и на всех остальных. Такое деление свойственно всем народам, даже самым цивилизованным, что прекрасно показали американцы во Вьетнаме или немцы в Освенциме, но в традиционном обществе эта мотивация особенно сильна. То есть люди, находящиеся за гранью твоего общества, твоей культуры, цивилизации,  выпадают из поля морали. Их «можно» сжигать напалмом, делать из них абажуры, грабить и демонстративно парковать машины со своим регионом у них на клумбах.

    Речь сейчас не идет о простом быдле, которое всегда и везде им остается, а о вполне достойных мужчинах, которые для России слишком пассионарны. Корсиканцы во Франции, сицилийцы в Италии, баски в Испании, ирландцы в Британии  тоже периодически признавались, «склонными к беспределу, дикими народами. Проблема «криминальности» Кавказа неразрывно связана с культурной интеграцией  и сменой ментальности малых народов на имперскую ментальность граждан. Это вопрос прежде всего самоидентификации, а не каких-то врожденных качеств.

    Как-то вот так

       

    Также по теме:

  • Выбор редакции

  • ПОДПИШИСЬ
    НА ОБНОВЛЕНИЯ
    В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ
    Группа Вконтакте
    2239
    Страница на Facebook
    Читать в Twitter
    30
  • Комментируют