• Цитата

    Делай что должен, и будь что будет hohag.com
  • Алихан Хоранов

    Тема освободительного движения в Осетии и на Кавказе всегда входила в разряд стратегических. И как бы отстраненно мы ни пытались рассмотреть мотивы борьбы Ахмеда Дударова или Бега Кочиева, в любом случае упремся в какой-то идеологический вопрос, причем аргументов будет бездна и за, и против.

    Ответ на статью http://soslan-oss.livejournal.com/74746.html

    Я лишь хочу указать на несколько моментов,  которые я посчитал ошибочными или противоречивыми, возможно, тебе æто будет интересно.

    В качестве вступления. История действительно не является точной наукой, но даже такая формулировка для истории — æто комплимент. Не раз и не два весьма неглупые люди отмечали непостоянство истории, пока один из них не назвал ее «продажной девкой», [«catin» по-французски æто звучит еще грубее] таким образом поставив точку в æтом вопросе. Историей пользуются все, причем почти всегда безнаказанно: сама она молчит, а ответить за нее некому. Отхватить за историю можно только, если исторический момент касается чьих-либо финансовых или политических интересов. Ну, в таком случае можно отхватить и за теорию гелиоцентризма. У истории есть определенная аура, из-за которой к ней нельзя относится ровно. Самая дорогая и красивая вещь без истории обесценивается, история придает деньгам блеск аристократизма, история покрывает все особым пеплом благородства, сдувать который никак не хочется. История может сделать легитимной любую глупость, если æтой глупости несколько сотен лет, история сглаживает страдания и превращает деспотов в «æффективных менеджеров». Но. В то же время нерв истории очень чувствителен. Иногда история , æта покрытая мохнатой пылью рухлядь – единственное что есть у народа от «великого прошлого», и ворошить æту рухлядь небезопасно. А «великим прошлым», как мы знаем, обладают все народы без исключения.

     harziga

    «Полк, который разгромили в Южной Осетии, шел именно туда через Рук, потому что Военно-Грузинскую дорогу тагаурцы заблокировали.  В конце концов, бороться против России, не имея какой-то большой и постоянной поддержки в обществе, Дударов не мог, земли по дороге были Россией позже куплены.  Ахмат Дударов защищал свои интересы, свои источники дохода, свое влияние — æто был его коренной мотив…Но это не мотив борца за свободу народа, за единство нации, за что-то высокое и вечное.  Не борьба против России вообще, не борьба за веру. На этом история заканчивается.  Что в ней героического и необычного, я решительно не понимаю

    Ахмед Дударов, как ты верно указал, был человеком влиятельным, небедным и образованным, он знал, что такое Россия, знал о том, что у царя под штыком миллионы, а у него в Ларсе несколько сотен человек, и, тем не менее, он воевал. Сама идея обреченной войны меньшинства против регулярных армий очень трогательна и присутствует у всех народов, в ней нет ничего нового и необычного. Говорить с уверенностью, что все люди, которых принято считать героями, были рыцарями без страха и упрека я бы не стал, но откуда тебе стали известны мотивы борьбы Ахмеда Дударова я «решительно не понимаю». Может ты провел какой-то анализ тех событий, но какие у тебя были входящие данные кроме того, что Ахмед Дударов был влиятельным человеком? Или духовная составляющая — удел больных и нищих?

     Подобным образом можно описать любой самый пафосный момент истории, начиная от подвига спартанцев, заканчивая Аркольским мостом, как-нибудь так: «Ну подумаешь, нищий, тощий, больной чесоткой генерал, схватил знамя (на самом деле знамени в руках у него не было) и побежал вперед и другие за ним побежали, он с моста упал, а другие перебежали на другой берег. На æтом история заканчивается.  Что в ней героического и необычного, я решительно не понимаю.»

     Или чтоб тебе было ближе и понятней: «Осетины жили бедно и по возможности грабили богатых, чаще обычного грузин, а тут некстати у Грузии наладились отношения с Россией, и так просто грабить стало нельзя. Был в те годы Бега Кочиев, и однажды его преследовали, заперли в башне, он не захотел выйти, башню подожгли, и он сгорел. На æтом история заканчивается.  Что в ней героического и необычного, я решительно не понимаю».

    И также решительно я не понял почему «такими людьми, как Бега Кочиев нужно гордиться», а «Героизировать…людей вроде Ахмата Дударова… — æто абсолютно антиосетинская(sic!) линия». Дударов Ахмед оказывается простым стяжателем, которым не то что нельзя гордиться, а который, можно сказать, глупо поплатился жизнью за свою алчность и корыстолюбие, а Кочиев Бега, грабивший грузинских приставов, видимо воевал за единство Северной и Южной Осетии и за гражданское общество. Я, в общем, не против того, что свои герои всегда чуть-чуть более отважные и благородные, но для æтого остальным героям не обязательно становится алчными авантюристами.  Твоя статья мне напомнила какой-нибудь не очень качественный учебник истории, в котором люди делятся на белых и красных, причем тагаурский алдар Дударов оказался почему-то белым, а кударец Кочиев — красным.

    Сравнение Дударова и Кочиева мне тоже кажется неуместным, но по другой причине. Нужно уметь отличать идейную борьбу от бунта. Я не сомневаюсь в твоих знаниях истории и поæтому довольно странно, что ты делаешь æту ошибку. Освободительная борьба — æто когда идейно настроенная страта, как правило, меньшинство берется за оружие и подстрекает других, руководствуясь нравственными или моральными категориями вроде свободы, религии, независимости. Исходя из æтого положения, я не могу считать освободительной борьбой картофельные бунты, голодные восстания турецких армян или волнения конголезских негров, также мы не можем считать освободительной борьбой, милый сердцу горца, грабеж  соседних народов.

    Идейная борьба возможна лишь там, где есть, прежде всего, идея, которой на Кавказе выступал Ислам. Так же для идейной борьбы характерно социальное расслоение, которое позволяет одним членам общества оторваться от сохи, заняться образованием  и подумать о чем-то более возвышенном. Ну æто уже факультативно. Аграрные общества инертны, в них очень мало ресурса для идейного протеста. Исходя из æтого, твое «всего было 11, из которых 7 — в Южной Осетии», а «Ахмат Дударов защищал свои интересы, свои источники дохода, свое влияние — æто был его коренной мотив…» не совсем уместно. Ты хочешь сказать, что на Юге имела место освободительная борьба, тогда поясни какие у нее были идейные основы? Религиозные, классовые, национальные? Æто никак не характеризует кударцев с худшей стороны, æто просто такая историческая закономерность. Так же у алагирцев не было основ для идейной борьбы, что никак не делает их менее храбрыми воинами.

    Освободительной борьбой называют другое.  Например вот æто:

    «Старший  родной  брат мой Хаджи Хамурза не мог равнодушно  видеть русского,  кто  бы он ни был, и, вопреки тому,  что  я  многих  из близких людей останавливал от намерения перейти на сторону воюющих горцев   (убеждая  каждого,  что  они  напрасно  боятся  за   свою будущность  и  что  война  эта, кроме разорения,  ничего  народу  не представит),  напротив того, брат мой, поняв  лучше  меня  русское правительство,  упрекал меня в легковерии.  Он  постоянно  твердил одно и то же: «Русские   на   словах,  как  злая  мачеха,   утешают   счастливой будущностью,  а  на  самом  деле уничтожают  все  источники  нашей будущей жизни, как на этом, так и на том свете». 

    Æто из мемуаров Муссы Кундухова. Один из самых влиятельных людей в Осетии той поры. Двое братьев его ушли к Шамилю, сам он æмигрировал в Турцию. С ним же ушли несколько тысяч осетин. Несколько тысяч (чтоб представить масштаб сегодня æто было бы тысяч 50) осетин после окончания кавказской войны оставляют землю, дома, имущество и уходят в Турцию, просто потому, что пришла новая власть. Æто я называю идейной борьбой. Есть люди, которые и в его действиях ищут какой-то корыстный интерес, интриги коварной Порты, козни врагов России и прочее. Æти люди лишены либо разума, либо чего-то более глубокого.

    Если ты хочешь видеть в лучшем свете то, к чему тебя располагает твоя фамилия, никто, я думаю, не смеет возражать, но я тебя прошу при æтом воздержаться от поверхностных выводов и «решительных» умозаключений.  Æлементарный анализ покажет нам все возможные виды мотиваций для войны осетин за Россию или против России, но в том, что касается освободительной борьбы, на Севере æтих мотивов было гораздо больше.

       

    Также по теме:

    • АБУ АЛИХАН

      КАТЕГОРИЧНО!!! МОЛОДЕЦ ПО ИНГУШСКИ ЗАРЯДИЛ)))!!!

  • Выбор редакции

  • ПОДПИШИСЬ
    НА ОБНОВЛЕНИЯ
    В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ
    Группа Вконтакте
    2242
    Страница на Facebook
    Читать в Twitter
    30
  • Комментируют