• Цитата

    Делай что должен, и будь что будет hohag.com
  • hohag

     

    Адаты осетин  Алагирского общества. Ч.1 Сословия. Преступления и суд по ним. Наследование. Семейные отношения. 1836 г.

    Сословия.

    1. В Осетии не существует разделения народа по классам; все без исключения пользуются одинаковыми правами и занимаются единственно земледелием. Есть, впрочем, несколько фамилий, которые ведут свое происхождение от древних осетинских князей, они лично пользуются некоторым в народе уважением, которое, однако же, дается им не по происхождению, а по их силе; они не пользуются никакими особенными преимуществами, не имеют никакой власти и занимаются тем же, чем и прочие жители. Там нет людей, которые бы исключительно занимались торговлей и промышленностью: всякий продает свои произведения и поручает продажу другому или выменивает на необходимые для себя и своего семейства вещи.

     
    2. Осетин можно разделить: а)  на свободных, не признающих над собою никакой власти; б) на принадлежащих казне; в) подвластных помещикам, а именно грузинским князьям Эристовым и Мачабеловым.

     
    3. Разряды эти не имеют ничего определенного: первые основывают права свои и преимущества на необузданной свободе, соблюдая между собою одни только семейные связи, ибо в ущельях и деревнях нет никаких властей, — каждый способный носить оружие почитает себя вполне независимым. Убийства между ними бывают весьма часто и наказываются одним мщением со стороны родственников убитого. Большая часть этих осетин никогда не покидала гор своих и потому о гражданском быте не имеет ни малейшего понятия.

     
    4. Казенные крестьяне отличаются от них только тем, что имеют сношение с Карталинией, платят в казну подати, впрочем, маловажные и имеют над собой моурава – что значит на грузинском языке «пристав», которого, однако же, мало уважают.

     

    5. Из крестьян помещичьих, живущие в ущельях Горийского уезда повинуются своим владельцам, только в некотором отношении платя им подать баранами и другими сельским произведениями; живущие же в отдаленных ущельях, вовсе не признавая над собой их власти, не исполняют никаких требований. Этого разряда осетины также никаких податей в казну не платят и не отбывают повинностей.

    Преступления и суд по ним.

    6. Каждый родственник убитого обязывается священным долгом мстить смертью убийцы и его родственникам; не исполнивший этого подвергается жесточайшему бесчестию, а семейство и даже весь род его – возможным обидам: поэтому после всякого убийства следует явная война между родом убитого и племенем убийцы.

    7. Дабы избежать кровного мщения родственники преступника почти всегда ходатайствуют о примирении (берждалы); и как скоро получат согласие, то для назначения удовлетворения обе стороны выбирают по несколько медиаторов (терхонелег), всегда наблюдая, чтобы со стороны истцов было одним более. Медиаторы составляют совет и определяют меру воздействия детям мужского пола, а если их нет, то родственникам по мужскому колену. В случае несогласия в совете лишний со стороны убитого медиатор, избираемый всегда старшиной или председателем, оканчивает спор, имея право увеличить взыскание. По окончании совета медиаторы требуют от виновного поручителей в точном  исполнении их решения, которого, однако же, ни ему, ни противной стороне не объявляют, а содержат в совершенной тайне до тех пор, пока оно не будет исполнено. Медиаторы сами осматривают имение и семейство виновного, определяют сроки платежа, так что ни одна сторона не знает ни о мере, ни о сроке удовлетворения. Виновный беспрекословно должен платить в определенные сроки по назначению медиаторов; в противном же случае поручители его к тому принуждают. Когда платеж по решению исполняется, тогда медиаторы объявляют о том обеим сторонам. При самом избрании медиаторов за предстоящие заботы дается им с каждой стороны по барану.

    8. Сверх платежа, определяемого медиаторами, родственники убийцы при перемирии платят родственникам убитого бонган, то есть подарок, состоящий из нескольких коров или баранов, и тем избавляются от преследования, хотя бы даже виновный и не исполнил решения медиаторов.

    9. Плата за убийство или за кровь бывает различна, смотря по тому, как силен род убитого. За убийство старейшины из знатного рода, кроме бонгана, определяется 18 коров, и день пахания земли, стоящей вдвое, то есть 18 коров; если же нет такого числа коров или земли, то по этой цене берется другим скотом, оружием, медной посудой и даже малолетними детьми, и в таком случае за мальчика вычитается два 36 коров*, а за девочку, смотря по ее летам и красоте от 18 до 36 коров.

    *Заслуживает примечания, что у осетин счет не простирается свыше 18; ежели сумма превышает это число, то они говорят два 18, пять 18, восемнадцать 18 и т. д.

    10. За убийство женщины определяется плата в половину против мужчины, потому что большой стыд, кто покусится на такое убийство. В случае обоюдного убийства сильнейший род имеет то преимущество, что слабейший всегда доплачивает по назначению медиаторов. Ели отец или мать убьют сына или дочь, то нет ни мщения, ни взыскания; — равномерно, если убийство произойдет между родственниками в первом колене, исключая того, что за замужнюю сестру имеет право вступиться муж. Убийство безродного остается без отмщения и платежа: поэтому-то всякий чрезвычайно заботиться о размножении своего племени и мужском колене. За убийство отца или матери сыном хотя бы он жил не раздельно с братьями и отцом, родственники, собравшись, сжигают дом и разграбляют все имение. Впрочем, подобные происшествия случаются весьма редко, а что бы женщина убила мужчину или мать, тому не было примера.

    За убийство отца или матери сыном, родственники, собравшись, сжигают дом и разграбляют все имение. Впрочем, подобные происшествия случаются весьма редко, а что бы женщина убила мужчину или мать, тому не было примера.

    11. В случае побега убийцы мститель, если желает, имеет право забрать его имение и семейство, исключая, однако, жены; даже родственники не избавляются от платежа бонгана.

    12. Дети до 12 лет не подвергаются убийству за кровь, нераздельные братья бежавшего убийцы, чтобы не лишиться имения обыкновенно исполняют медиаторские решения.

    13. Нечаянное убийство, так же как убийство при защите и убийство вора, отмщаются одинаково, с некоторой разницей и в количестве назначаемой медиаторами платы. Были примеры, что за убиение животным взыскивали за кровь с того, кому принадлежало животное.

    14. За раны, смотря по важности их, взыскивается от 1 барана до трех 18 (54) коров; за раны на лице платится дороже, а за нос назначается плата более 100 коров; за руки, глаза и ноги платится столько же, как и за убийство, то же взыскивается, если кто умрет от раны.

    15. За побои человеком незнатного рода того, кто происходит от рода почтеннейшего, взыскивается до 18 коров.

    16. Поймавший вора имеет право бить его, сколько хочет, но если ему сделает на лице раны, или сломит член, то платит за рану; а ежели убьет – то за кровь.

    17. В случае воровства на стороне, у чужих по изобличению вора, отбирается краденное; а за покражу у своих и ближних взыскивается в пользу хозяина против украденного в пять раз; шестая же часть для общества на обед.

    18. В случае грабежа только взыскивается ограбленное, равно и за поджог – только убыток, а за обман и мошенничество взыскание не определяется.

    19. Похищение женщины наказывается также, как и убийство со следующими отменами: если кто украв девку, женится на ней, то должен заплатить только урат (ирæд), т.е. плату за невесту; если же похитит замужнюю женщину то взыскивается кровь за нее и кровь за каждого прижитого с ней ребенка.

    20. Насилие женщины отплачивается убийством или ценою крови; за соблазн нет наказания; за лишение девства – полный урат, и сверх того, если виновный не женат, то должен на ней жениться.

    21. В случае неисполнения кем-либо требований, установленных этими обычаями, всегда следует новое убийство.

    22. Самою жестокою обидою почитается, если кто при свидетелях убьет собаку и скажет, что он убивает ее за принадлежащего к такому-то роду покойника; такая обида очищается только убийством, и большей частью испытывают ее, не исполнившие обещания от поручителей, которые за них ручались.

    23. Обыкновенная присяга состоит в том, что присягающий, ударяя собаку, говорит: «Пусть она будет за моего покойника»; важнейшее же произносятся на весьма уважаемых развалинах церквей: в этом случае, присягнувший должен провести в балаган, близ церкви целую неделю.

     

    Наследование.

    24. Большой стыд тому из сыновей, который отделится при жизни отца и матери. Отец, будучи властелином имения, как родового, так и благоприобретенного может отдать все или часть мимо сыновей, в сторонние руки; что же касается до дочерей, то они из отцовского имения не получают никакой доли, даже в том случае, если нет сыновей, и тогда имение переходит к ближним родственникам мужского пола по мужской линии.

    25. Бездетной жены, или имеющей одних только дочерей, оставляется имение на год для поминок покойника, а потом отдается родственникам, у которых она может жить; если же она этого не пожелает, то родственники берут к себе незамужних ее дочерей, а ей для пропитания выделяют какую-нибудь неважную часть имения.

    Семейные отношения.

    26. Осетины, так как и мусульмане, покупают жен, платя различную цену, смотря по важности происхождения; самая, однако большая, за девицу цена, или урат простирается до 140 коров и семи лошадей, а меньшая – 12 коров; за вдову дается только половина платы.

    27. При отдаче замуж дочь никогда не противится родителям, даже и тогда, когда жених совершенно противен ее желаниям, но в  таком случае, чтобы избавиться от тяжких мучений обыкновенно прибегают к самоубийству.

    28. По смерти мужа родной его брат должен жениться на оставшейся вдове, хотя бы он и был женат; впрочем, более двух таких жен иметь не позволяется. Если же после покойного осталось несколько братьев, и ежели каждый из них желает взять вдову, то спор решается собственным ее выбором.

    29. Возраст для вступления в супружество не определен; обыкновенно девиц отдают в замужество не моложе 13 или 14 лет, а мальчиков женят иногда в то время, когда они едва оставят колыбель.

    30. При вступлении осетин в брак никаких обрядов не совершается, кроме того,  что молодой сажают на колено двух или трехлетнего мальчика, в том убеждение, что от этого первенец ее будет сын.

    31. Женатый уже на одной жене может взять несколько других; но последние суть как бы служанки, и сыновья их при сыновьях первой жены не имеют части в имении, а довольствуются только тем, что им дадут; поэтому такие второстепенные жены не бывают из хороших семейств.

    32. Жена не обязана иметь приданного, однако же, приносит с собой домашние уборы, постель и прочее, а тесть или шурин дарят молодому зятю оружие или лошадь.

    33. Рождение празднуется одних только мальчиков, при крещении дарят кумовьев, а они в свою очередь должны отдаривать. Умереть без наследников считается большим несчастьем.

     

       

    Также по теме:

    • Руслан

      Ровно так и говорят. И мой отец так говорит и многие из его ровесников.
      А можно вот без таких «научных» изысков? Я не обидеть хочу, но это немного раздражает.

  • Выбор редакции

  • ПОДПИШИСЬ
    НА ОБНОВЛЕНИЯ
    В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ
    Группа Вконтакте
    Страница на Facebook
    Читать в Twitter
    30
  • Комментируют